Новости » Что мешает развиваться животноводству в сибирских деревнях

Что мешает развиваться животноводству в сибирских деревнях

Одной из самых насущных проблем российского АПК эксперты называют сокращение поголовья скота в хозяйствах и на личных подворьях. Неудивительно, что в числе основных направлений господдержки сельского хозяйства - развитие животноводства. В Сибири одной из причин сложившейся ситуации стала кадровая: сегодня в селе пастухи зачастую самые дефицитные и востребованные работники. Насколько остра эта проблема в разных регионах СФО, и как ее пытаются решить, выясняли корреспонденты "РГ".

Выкручиваются как могут

Пенсионерка Людмила Тихонова, пережившая в детстве ленинградскую блокаду, из города в село перебралась шестнадцать лет назад. Времена были трудные - одни экономические реформы сменялись другими, страну лихорадило. Но сегодня Тихонова с тоской вспоминает, какой была жизнь в деревне Пещерка Кемеровского района.


- Коров держали чуть ли не в каждом дворе, у нас было до пяти-восьми голов крупного рогатого скота, семь лошадей, свиньи, а сейчас - две коровы, пара телят и пять уток, - рассказывает Людмила Никитична. - Хватает, чтобы семью обеспечить натуральными продуктами, а излишки дважды в неделю отвозить на рынок. Покупатели в очередь выстраиваются, оно и понятно: коровы у нас откормленные, вакцинированные (хотя эта процедура платная и некоторые хозяева от нее отказываются), молоко у них вкусное. А потребность в качественных продуктах очень большая. Мы и сыр по заказу варим, и сметану сбиваем, и масло. Конечно, автобусом все это в город возить тяжеловато. Туда едешь утром, а обратно можно вернуться только под вечер: дневного рейса нет, хотя у меня уже к обеду весь товар разбирают.

Людмила Тихонова, экономист по профессии, признает: скот в деревнях некому пасти, пастухов нет. Между тем районная администрация издала приказ штрафовать хозяев, чьи буренки гуляют без присмотра. Раньше в Пещерке пастуху платили по тысяче рублей за голову (в месяц до восемнадцати тысяч получалось), а в соседней большой деревне Верхотомка, что в десяти километрах от Кемерова, - и вовсе по полторы. Но теперь и там коров почти не осталось. Если еще лет двадцать назад было шесть десятков голов, то сейчас - пять.


- У меня только куры, хотя с удовольствием завела бы еще овечек и коз, которых, видимо, придется на поводке выгуливать: дачники постоянно жалуются, что беспризорный скот огороды вытаптывает, - сетует жительница Верхотомки Тамара Шкуратова. - Из-за того, что нет пастуха, да и пастбища заняты (на одном частное стадо лошадей пасется, другие заняты под покосы), у нас еще по осени многие от скотины избавились. В результате за молоком в город ездим.

Людмила Тихонова считает, что пастухами вполне могли бы стать безработные односельчане - те, что годами пособие получают. Тихонова даже обращалась по этому поводу в службу занятости, но ей ответили, что трудоустройство безработных пастухами для нужд ЛПХ государством не предусмотрено.

- А жаль, - говорит Людмила Никитична. - Мы с мужем проблему решаем так: на лето договорились с соседской многодетной семьей, и их ребята пасут наших коров. За услугу рассчитываемся в том числе молоком.

Пасут по очереди

В Алтайском крае более половины дойного стада содержится в личных подсобных хозяйствах. И именно частники чаще всего сталкиваются с проблемой организации пастбищного выгула животных. Как рассказали корреспонденту "РГ" жители нескольких алтайских сел, три-четыре года назад дефицит пастухов ощущался наиболее остро. За 10-15 тысяч рублей в месяц найти сезонного рабочего на такой тяжелый труд было сложно.

В районах процветало воровство скота, коровы ходили без присмотра, а главы сельсоветов не могли найти хозяев бродячих буренок, чтобы привлечь их к административной ответственности (штраф за нарушение правил содержания домашних животных и птиц в Алтайском крае составляет от 500 до 1 500 рублей).

- Мы уже три года пытаемся навести порядок с выпасом скота, но так и не можем найти пастуха, - сетует глава Краснопартизанского сельсовета Чарышского района Петр Андреев. - Проблема в том, что в наших предгорьях даже на лошади за стадом не угнаться, вот никто и не соглашается. Люди просто утром выпускают скотину, а вечером забирают.

А в селе Лаптев Лог Угловского района удалось нанять двух пастухов по вполне приемлемой цене - 250 рублей с головы в месяц. Благо, стадо здесь большое - 300 коров, так что пастухи зарабатывают неплохо - почти по сорок тысяч рублей на брата. Для села - приличные деньги. Хотя все опрошенные корреспондентом "РГ" жители сельских районов единодушно утверждают, что за меньшую зарплату найти сезонного работника невозможно. И работа тяжелая, и нужно средство передвижения. А лошадь нынче стоит около пятидесяти тысяч рублей, поэтому некоторые пастухи пересели на велосипеды или старенькие изделия советского автопрома: в полях сегодня можно увидеть погонщика на "Оке" или УАЗе.

В селах Гордеево и Октябрьское Троицкого района поголовье крупного рогатого скота на подворьях настолько сократилось, что стада пришлось объединить в одно и платить пастуху "бешеные" деньги пастуху - по 1 200 рублей в месяц за голову.

- С двух сел набиралось всего 38 коров, вот и проходится платить такую сумму, иначе никто работать не захочет, - говорит глава Гордеевского сельсовета Виктор Богданов. - Те, кто не может платить, вынуждены даже летом держать коров на подворье.

В соседнем Клюквенном селяне решили сами по очереди работать пастухами. Составляют расписание и пасут по два-три раза в месяц общее стадо. На такую кооперацию, кстати, пошли многие владельцы ЛПХ. "Из-за дефицита пастухов у нас в районе большинство сел перешли на такую систему, когда пасут скот все по очереди", - подтвердил заведующий отделом сельского хозяйства администрации Солонешенского района Павел Тупяков.

Официально же в базе вакансий региона в этом году было более 600 заявок на рабочих по уходу за животными. По словам начальника сектора мониторинга и прогнозирования рынка труда Главтрудсоцзащиты Алтайского края Татьяны Шумейко, за шесть месяцев по такой специальности трудоустроены свыше 320 человек, часть вакансий снята в связи с уменьшением потребности. Сейчас в базе краевой службы занятости насчитывается около 120 таких вакансий со средней заработной платой в двадцать тысяч рублей.

Но надо понимать, что через службу занятости ищут работников в основном сельхозпредприятия и фермеры, которые официально трудоустраивают пастухов и скотников, причем в последнее время зачастую не на сезон, а на круглый год, чтобы удержать дефицитного специалиста.

- Раньше у нас были проблемы с привлечением сезонных пастухов для выпаса овец, - рассказал корреспонденту "РГ" фермер Александр Гуков. - Но несколько лет назад мы наняли бригаду, которая работает посменно круглый год, ухаживая за животными. В среднем пастух-скотник получает 25 тысяч рублей в месяц.

Дефицит и дороговизну услуг пастуха для частных подворий фермеры объясняют тем, что владельцы ЛПХ нанимают их только на пять месяцев, за которые пастух стремится заработать "годовую" зарплату. Вот частникам и приходится либо переплачивать, либо пасти самим.

Волки сыты

В пресс-службе ГУВД по Иркутской области корреспонденту "РГ" рассказали, что в регионе все больше беспризорного скота, который становится причиной ДТП, потрав сельскохозяйственных посадок, роста скотокрадства и увеличения численности волков. Дело опять же в экономике - трудно найти пастухов за малую зарплату. Но даже если в деревне есть пастух, то не все владельцы выгоняют своих коров и лошадей на общий выпас.

В сельских районах Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края кражи скота много лет остаются одним из самых распространенных преступлений.

В прокуратуре Забайкалья подчеркивают, что это прямое следствие неорганизованных выпасов животных. Кроме того, до сих пор существуют пробелы в нормативно-правовой базе, которая должна регулировать выпас - мало в каких муниципалитетах приняты соответствующие правила, даже места не везде определены. А там, где нормы существуют, административной практики привлечения к ответственности за нарушения практически нет.

Биологи Иркутской области еще несколько лет назад заявили, что безнадзорный выпас скота привел к образованию новой популяции волков, которая переключилась с диких копытных на домашних коров и овец. Причем произошло это именно потому, что добыча стала легкой: скот, в основном частный, разбредается по большой территории без присмотра. И популяция серых хищников в Приангарье растет.

"Штрафстоянка" для коров

В Томской области проблема организации выпаса скота приобрела политический характер. Так, например, в Думе Кожевниковского района регулярно заслушивают информацию "о мерах, предпринятых органами власти района, по предотвращению потрав посевов бродячими животными в летне-осенний период".

Проблема, действительно, весьма серьезная: потравы сельхозпосевов ежегодно наносят внушительный ущерб экономике Кожевниковского района. В одном из фермерских хозяйств поле площадью 27 гектаров было наполовину уничтожено. Видовая урожайность составляла 24 центнера с гектара, то есть фермер не добрал 34 тонны пшеницы в суммарном выражении, или, по действующим на тот период ценам, недополучил 370 тысяч рублей. На другом поле, потравленном лошадьми, тот же фермер потерял примерно 130 тысяч рублей. Итого общий ущерб - около полумиллиона.

Понятно, что организация выпаса скота - обязанность глав сельских поселений. Но собственникам зачастую проще платить штраф за бродячий скот, чем обращаться к услугам пастуха.

Районная административная комиссия время от времени налагает штрафы на владельцев безнадзорных животных, но, как говорится, воз и ныне там. Да и до такой меры дело зачастую не доходит - нужно ведь установить, чья корова пасется на поле с пшеницей. Другое дело, если бы животные были с бирками, а сведения о них записаны в специальные паспорта, как положено.

Отдельные крупные хозяйства сами пытают создать условия для организованного выпаса постороннего скота. Но это, скорее, частные случаи, исключение из правил - вернее сказать, общего беспорядка.

Между тем реальных сдвигов в борьбе с потравами нет.

Фермеры ведут профилактическую работу непосредственно в поле. Руководитель КФХ Екатерина Тетерина из села Базой рассказывает, как у нее вытоптали на одном из полей весь урожай.

- Я лично ездила, фотографировала бесхозных коров так, чтобы были видны бирки. Находила хозяев. Но потом все повторялось, - вспоминает она.

- В нашем селе проблем с бродячим скотом нет, а вот со стороны Новосибирской области постоянно происходят потравы. Есть такая деревня Казанка - беда просто. Что мы только ни делали: и ругались, и пытались договориться по-хорошему. Даже скот отлавливали и ставили в загон, который я специально построил для этих целей. "Разбираться" приехало человек сорок, нас чуть не убили, - рассказывает руководитель одного из хозяйств из села Батурино Сергей Вейсгейм.

Чтобы доказать законность своих действий, полеводы должны сфотографировать животных, несколько раз уведомить хозяев бродячего скота, и только после этого сотрудники правоохранительных органов могут арестовывать скот. Но никто не даст гарантии, что владелец "беспризорников" возместит средства, потраченные на содержание животных под арестом. В том же Батурино нанимали объездного, который всю блудную скотину пригонял в Казанку. Только толку ноль - животные тут же отправлялись, туда, откуда только что были выдворены.

В Кожевниковском районе собственники посевов призывают увеличить размер штрафов. В Каргасокском районе создали "штрафстоянку" для беспризорных коров. Хотя и этот опыт не панацея: скотину в деревнях и так стали держать меньше, не приведет ли это к еще более плачевным результатам?

Кто придет на смену?

В Новосибирской области специалистов не хватает фактически всем отраслям АПК. Одной из первопричин, по мнению руководителей хозяйств, стала "постперестроечная" потребность городов в тысячах сотрудников охраны, водителей, грузчиков - зарплата у них выше, чем в селе, а жизнь вольготнее. Винят фермеры и биржу труда.

- И у нас в Тогучинском районе, как и в других работники используют службу занятости для получения эдакого длительного отпуска. Например, доярки так и говорят: "Пойду, отдохну на бирже", - рассказывает глава хозяйства "Доронинское" Алексей Кочетков. - У нас это распространенная практика, они прекрасно знают, что в селе дефицит специалистов, и через полгода-год я возьму их обратно. Строжусь - мол, не приму больше на работу, - но они понимают, что выбора у меня нет.

С пастухами, по словам руководителя КФХ, еще сложнее, их сейчас днем с огнем не найдешь. В основном приходят со стороны, да и местные ненадежны. На прошлой неделе дали получку, и вот уже третий день на работе нет.

Специалисты нужны как воздух - в том же "Доронинском" четыре квартиры ждут работников, что согласятся поднимать хозяйство. По объявлениям несколько человек позвонили, обещали приехать - посмотреть условия. Но так никто и не объявился. Летом помогают студенты-практиканты, но и они не задерживаются. Получил запись в зачетке - и только его и видели.

- Нашему поколению работать осталось лет пять, а что потом? Кто придет на смену? Многие студенты в сельскохозяйственных вузах, училищах получают профессию за счет государства. Но даже если и за свой, то почему бы их на обязательной основе не отправлять на два-три года после обучения в хозяйства? Если человек выбрал для себя эту профессию, пусть узнает ее. А иначе ни ему, ни сельхозпроизводителям толку от такой учебы нет, - уверен глава тогучинского хозяйства.

А как у соседей

"В Омской области проблем с пастухами нет", - заявили корреспонденту "РГ" в региональном министерстве сельского хозяйства и продовольствия. А в службе занятости подтвердили: "В этом году сельхозпредприятия не заявили ни одной такой вакансии".

По словам специалистов, проблема дефицита работников в данной сфере вообще не стояла.

- В сельхозорганизациях скотникам и операторам по уходу за коровами (специальности "пастух" в местном кадровом реестре нет) платят 15-20 тысяч рублей в месяц, - сообщил начальник управления развития животноводства, малых форм хозяйствования, переработки и товарного рынка Омской области Николай Филонов. - Местные жители охотно соглашаются на такую сезонную работу. ЛПХ, как правило, объединяют усилия и пасут коров и овец по очереди. Получается рационально.

В министерстве сельского хозяйства Красноярского края также утверждают, что проблем с пастухами в регионе нет. А в соседней Хакасии чиновники рапортуют, что поголовье скота в хозяйствах только растет.
Автор:  Анатолий Буров, Екатерина Дементьева, Никита Зайков, Татьяна Кузнецова, Дмитрий Мальков, Юлия Потапова, Светлана Сибина