Новости » Будет ли снижение цен на мясо?

Будет ли снижение цен на мясо?

РФ еще с 2003 года ввела квоты на импорт. Внешние объемы сократились. Это переключило россиян на отечественные товары (что, впрочем, вовсе не означает, что продукты сделаны из нашего сырья).
Сложнее ситуация – с контрсанкциями. Они почти не повлияли на объемы импорта мясосырья. На смену «санкционным» странам пришли другие поставщики – главным образом, из Латинской Америки и Новой Зеландии. Например, одной только свинины из Бразилии за первое полугодие 2016 года в Россию поставлено 114,4 тысячи тонн с приростом к январю-июню 2015 года на 20%. По объему это сопоставимо с бразильским свиным экспортом в Китай, Гонконг, Сингапур и Уругвай вместе взятые.
По данным на начало июля, импорт говядины сократился на 30,3% к уровню прошлого года. Однако это не является показателем того, что Россия преодолевает импортозависимость. До продэмбарго ввозная говядина составляла 40% и более. Сейчас – 30%. Но это и есть те 30%, на которые подорожали продукты питания в конце 2014 – начале 2015 годов – население отказалось от говядины в пользу более дешевой свинины 
и птицы. Доля последней на рынке мяса – 60%. С резким скачком цен на говядину было  связано и значительное увеличения спроса на говяжью тушенку в 15 году. Продукт длительного срока годности для производства которого использовалось сырье, закупленное по старым ценам, дорожал постепенно.  Получается, что купить тушенку оптом – значит избежать инфляционных  скачков, вызванных ростом цен на мясо.
Изменения в спросе отразились и на динамике роста производства. Если за январь-май 2016 года к уровню прошлого года на убой произведено птицы больше на 5,8%, а свинины – на 15,4%, то КРС – на 3,6%. Причем, по птице динамика не показательна – отрасль и так превалирует на рынке мяса.
Такие диспропорции – из-за сроков окупаемости и критической зависимости России от ввоза генетического материала и молодняка. Сейчас выгодно купить готовое, чем сделать многолетние инвестиции в сельхознауку.


Быстрая окупаемость - не панацея


Один из главных просчетов нашего животноводства – изначальный упор на птицеводство и свиноводство как на проекты быстрой окупаемости.
Есть даже мнение: если покупать говядину дорого, то зачем делать на нее ставку? Эта позиция учитывает лишь текущую конъюнктуру рынка. Тяга к быстрой окупаемости уже привела к рискам перепроизводства. Причем, это вдвойне опаснее в условиях, когда себестоимость нашего мяса объективно выше, чем, скажем, в Бразилии, где скот – на свободном выпасе круглый год.
Так, в Приморье для потребления достаточно 100 тысяч голов свиней, а их – уже 140 тысяч с перспективой увеличения до конца года до 180 тысяч. А, ведь, строятся новые свинокомплексы. Из-за дорогого собственного мяса (корма подорожали вдвое) на Дальний Восток уже хлынул поток более дешевой свинины не только импортной, но и российской. В результате, цены на свинину в живом весе упали вдвое – многие продают себе в убыток.


Выдержать конкуренцию


Риск перепроизводства подтверждается неуклонным падением цен на мясо свиней и кур на убой. Ценовые диспропорции в тройке «говядина – свинина – птица» могут повлечь сокращение рентабельности во всех перечисленных секторах.
Так, в июле цены сельхозпроизводителей на свиней в убойной массе снизились по сравнению с аналогичным периодом 2015 года на 11,6%, промышленных производителей – на 10,3%. По птице динамика сокращения – значительно ниже (-0,8%), но и здесь стоимость постоянно уменьшается. Очевидно, российские компании вынуждены снижать цены из-за недорогого импорта. По сравнению с 2015 годом объем ввоза свинины возрос на 17%, а птицы – на 3,2%.
Теперь – главный вопрос: что будет с российской говядиной? Стоимостный объем на ввозное мясо сократился к уровню прошлого года в 1,8 раза. А наше, наоборот, дорожает. На КРС в хозяйствах цены за месяц выросли на 1%, а за год – на 4,5%, на промпредприятиях – на 2%, а потребительские цены – на 0,6%.
Продолжение снижения стоимости импорта и рост цен на отечественную говядину могут неизбежно подорвать рентабельность наших компаний. Необходимы срочные меры господдержки. Мясное животноводство может не выдержать ценовой конкуренции.


Что важнее - экспорт или стабильность?


Недавно высшие эшелоны власти заявили, что в последнее время российский рубль «переукрепился» и это провоцирует снижение конкурентности российских внешних поставок и сокращает доходы бюджета.
Но, во-первых, как же мы жили до кризиса 2008-2009 годов, когда валюта была относительно стабильна? А, во-вторых, как быть россиянам, которые получают зарплату в дешевеющих рублях и наблюдают рост цен?
Очевидно, что дело не только в зависимости от импорта в целом. Мы отстаем в технологиях, и это отставание – все сильнее от кризиса к кризису. Нынешняя нестабильность это только подтверждает.